4.Юридическая формальность.

Серая лента дороги, упиравшаяся в горизонт, вдруг резко сузилась, а затем расплылась по всей ширине лобового стекла. Крыша автомобиля провалилась в салон, неожиданно и больно ударив по затылку. Работники экстренных служб прибыли на место ДТП, когда спасать уже было некого — от автомобиля остался сплющенный, словно от удара гигантского молота, кузов. Одиноко торчащие колёса беспомощно смотрели в небо — выжить в такой аварии было невозможно. Только чудом уцелевший телефон, растрескавшийся, но не переставший работать, позволил полицейским экспертам установить личность водителя. Маркус Гросскопф сидел напротив Лизы Картер, супруги покойного. Она ещё не оправилась от потрясения, но услуга, которую, очевидно, явился предложить визитёр, не позволяла проигнорировать встречу. Глаза, полные боли утраты, контрастировали на её лице с чуть приподнятыми, выражавшими надежду бровями.- Миссис Картер, я приношу вам глубокие соболезнования, — начал Маркус тихим мягким голосом, — Знаете, раньше я служил в полиции и мне иногда приходилось сообщать гражданам о смерти близких. Эмпатически это так же тяжело, как услышать, а ещё хуже — осознать это страшное известие. Те, кто говорит, что к подобному можно привыкнуть, — не знают, о чём речь. Каждый раз ты словно переживаешь заново смерть близкого, смерть надежд, смерть любви и стабильности в семье. И я всегда старался избежать этой обязанности. Теперь же, работа в компании, которую я представляю, вселяет в меня оптимизм.Брови женщины поднялись ещё выше, а в глазах затеплилась надежда.- Что именно вы делаете? Воскрешаете из мёртвых?- Понимаю, как это звучит… Но смысл, безусловно, такой. — И как вам это удаётся?- Установив нашу аппликацию в свой телефон, вы позволяете множеству программ фиксировать ваши особенности. Личные предпочтения — через поисковые запросы. Сферу интересов, круг друзей, образ мыслей и лексический стиль — через профили в социальных сетях. Даже фейковые аккаунты могут многое о вас рассказать. Вернее, именно они и раскрывают подлинную индивидуальность. Мощнейший компьютер, а точнее — нейронная сеть, обрабатывает информацию, поступающую от вас. За год мы способны полностью воссоздать вашу личность в цифровом виде. А успехи учёных в области клонирования, позволяют восстановить физическую сущность с генетической точностью.- Но почему же об этом никто не знает? — Видите ли, мы находимся на стадии клинических испытаний. А участников эксперимента отбираем самостоятельно. По своим критериям.- Каким, например?- Возраст, социальный статус, отсутствие детей… Всех, конечно, я не смогу перечислить. Главное, что вы попали в наш проект.- А что дальше? Люди перестанут умирать?- Далеко не все! Это всё-таки коммерческое предприятие. Хоть и поддерживается на государственном уровне. Точнее — международном. В любом случае, для получения наших услуг придётся обладать определённым состоянием. Вы же можете воспользоваться ими бесплатно. В этот раз, естественно.- Вы восстановите моего мужа?! Но вдруг он не узнает меня?- Исключено. Пока ещё ни разу пациент не терял память. Ваш муж будет 44-м. Он забудет только момент аварии.- А у него будет… душа? — спросила Лиза и сама поняла, как наивно прозвучал этот вопрос. Маркус рассмеялся.- Душа? Я не компетентен в подобных сферах. Но, исходя из простой логики, если она была в структуре его личности, то никуда и не денется. Наш суперкомпьютер фиксирует все нюансы. Пожалуй, именно этот вопрос не давал покоя Лизе. Не будучи набожной, она, тем не менее, принадлежала к одной из конфессий, и вопрос спасения души занимал её, как минимум, несколько раз в году. Но она верила и в прогресс. Внутренний голос склонял её доверять уверенному в себе Маркусу.- Ну хорошо. А что мы расскажем супругу про аварию? Мы же не станем раскрывать ему всю правду?- Нам придётся. Видите ли, юридически факт его смерти уже зафиксирован. И ему нужно будет получить решение суда о праве распоряжаться собственным именем и имуществом. Но это всего лишь мелкая бюрократическая формальность. Уже есть прецеденты, на нас работают очень сильные юристы.- Поэтому вам нужны бездетные участники, чтобы не было тяжб о наследстве? Но что, если супруга будет против?- Не могу вам сказать. — Маркус внимательно смотрел на неё. Таких случаев у нас ещё не было. Лиза глубоко задумалась. А были ли они с мужем настолько близки? Детей заводить не стали, и, несмотря на длительный брак, каждый, по большому счёту, жил своей жизнью. Лиза, к тому же, испытывала серьёзное подозрение, что у мужа была другая женщина. Правду она не стремилась узнать лишь потому, что и сама не смогла гарантировать верность их брачному союзу. Так может, не играть в богов, и позволить судьбе самой решать, кому и когда уходить?- Знаете, мистер Гросскопф, я бы хотела подумать. Возможно, проконсультироваться с юристом. Сейчас я не готова дать вам согласие на воскрешение мужа. Маркус не смог скрыть неприятного удивления словами Лизы. Он немного замялся.- Дело в том, что формально оно и не требуется. Я здесь по другому вопросу. Не для того, чтобы говорить с вами о воскрешении супруга.- Тогда о чём же? Гросскопф твёрдо посмотрел Лизе в глаза и ледяным тоном произнёс: — О вашем воскрешении. В момент аварии вы сидели в пассажирском кресле. Юридически вы ещё не Лиза Картер, и в документах значитесь, как «пациент номер 43″…

9 комментариев к “4.Юридическая формальность.”

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.